Afram,Island! Afram Icelandic Klubburinn!

Ольга последнее время занимается переводами исландской поэзии и сама пишет стихи об Исландии. Но сегодня, находясь в Исландии, она предлагает вниманию читателей  Исландского Клуба переводы из фарерского поэта Йенса Хенрика Оливера Джюрхуса. Пока стихов 7, но это ещё не предел.  Чтобы читателям было понятнее, чем для нас важен Джюрухс, читайте её статью про него, написанную в аспирантские годы Ольги.

Клеветники (Slatur)

Взрастила родина вороньё.

Летает стая ночами.

А не укрывшихся от неё

наутро ждут печали.

 

Взрастила родина вороньё.

Летает стая ночами.

Как рыбой глупыш на врага плюёт,  -

так яд она источает.

 

Закройте двери на засов:

опасен для спящих хищник!

Он обнажает сталь клыков,

едва почует пищу.

Знакомо мне мерзкое вороньё,

что летает порой ночною

и падаль жрёт, и вьётся змеёй:

зовут его клеветою.

(1904)

 

О, будь сильна, душа моя! (Ver sterk mín sál)

О, будь сильна, душа моя, в ночи,

когда тепло из сердца утекает,

и пред богами не горит свечи,

и все надежды снегом заметает.

Будь велика как тишина пространства,

что не преходит, если жизнь угасла.

 

О, будь сильна, когда туман тесней

вокруг загадок давних обовьётся,

и измождённый сонм твоих детей

рыдает, истомившийся по солнцу.

Будь велика среди земных трудов –

тебе дарует ночь покой без снов.

(1914)

 

Самое лучшее (Tað besta)

Раз к Афродите пришла женщина – и попросила:

«Лучшее дай моему, о богиня, любезному другу,

ибо лишь лучшее он мне дарил: дорогие объятья.

Часто ночами мы гимны слагали тебе, Афродита!»

И услыхала богиня, и другу её даровала

самое лучшее: сон на сумрачном бреге у Леты,

лучшее также и ей: дар бесценнейший скорби.

 

Фарерское студенческое общество прощается с Йёргеном-Францем Якобсеном

(Hins Føroyska Studentafelags kvøða til Jørgen-Frantz Jacobsen)

 

Не в катафалке, в гробу, окружённый скорбящей толпою,

а на плечах молодёжи добрался ты до Аида.

 

Светоч зажжённый в руке своей нёс из юношей каждый,

дабы героя почтить: ты повержен – но не повержен.

 

Знали они, что сменилось жилище: пришёл ты на запад;

там же река протекает, название ей – Асфодолос.

 

Там тебя приветили, и там приют свой обрёл ты

между героев Эллады, что путь твой земной украшали.

(1939)

 

Рагнарёк (Ragnarøkkur)

Век огня! Век секир!

Потонул во мраке мир!

 

Всюду бури воют:

неба ль это воля –

иль людская злоба?

 

Иль на землю Демиург

низверг своё творенье?

 

Всё разбито, брошено тленью,

всё в запустенье;

и Слово поглотит забвенье.

 

Лев трепещет предо львом,

пред ланью лань;

не слышно больше птиц.

 

И каждый град – кромешный ад,

и восстаёт на брата брат.

 

Левиафан в пучине встрепенулся

и бряцает мечом…

 

-----------------------

О, дайте мне заснуть и не проснуться

последним летним днём.

 

(1939)

 

Сквозь время и пространство

(Gjøgnum tíð og rúmdir)

В глубине моего сознания,

где гнездятся седые эпохи,

в глубине моего сознания,

где дремлют сонмы предков,

тянется песнь.

 

В ней звучит

плеск родников,

в ней проступают

чудовищные джунгли,

где лев ревёт и тигр рычит –

от глада и томленья.

 

В ней веют

ласковые бризы,

лёгкие зефиры,

в ней грохочет

неистовый прибой и ярый шторм.

 

В ней шумят

реки, что низвергаются с гор,

в ней видны

просторы, где нимфы пляшут и цветы благоухают.

 

В ней слышен

птичий щебет –

столь прекрасный…

 

В ней – все слёзы людские,

в ней – трепет всех невзгод людских,

в ней – смена жизни и смерти.

 

-------------

В глубине моего сознания живёшь ты.

 

-----------------------------

 

Та песнь – это ты.

 

-------------------

 

Она звучит из века в век,

из рода в род, -

о, высокочтимая богиня! –

тебя различаю я в блеске звёзд,

где мерцает северное сияние.

 

--------------------

 

Ты была, есть и пребудешь –

неизменная –

сквозь все летящие годы.

(1944)

 

Moriendo

Кто шел во главе,

Когда его несли через ущелье Коараджегв?

Фрисландцы или французы,

Жители Турции или Марокко,

Арапы или ирландцы и шотландцы?

--------

Никто из них.

----------------

Никто из них не шел впереди.

----------

Сам Один нес его на своей спине.

----------

И осталась престарелая великанша

- одна в горном замке –

-----------

Горные вершины скрылись в молчании тумана.

------------

Век фарерца истёк.

(1940)

Кристиан Матрас

(из книги «Впечатления и воспоминания» (“Úr sjón og úr minni”)

 

Эпитафия

 

Сорвался.

Осталась

Стремянка.

 

***

Кто-то сказал, что росинка

Отражает весь мир в лучах.

Мечта поэта: одна лишь строфа,

Что держит весь свет на плечах.

 

***

Юные глаза и память

были снаряжением стихотворца.

 

Песнь во мне

Песнь во мне

Та же,  что видел я в юности

Они еще поют во мне, как раньше:

берег, холм, гора

и морской простор.

 

***

Свет и море

в древности

затеяли игру.

Она продолжится в вечности.

 

 

***

Простота

Ждет нас, стихотворцев…

 

Обретем ли мы ее?

 

Рейин Даль

 

***

Что вспомнилось да рассказалось,

Подумалось да не смолчалось,

Да что пропелось ввечеру –

Гляди, чтоб то не затерялось.

 

Под новый год

 

Смерть под вечер песнь ведет.

Уголь неба плавит лёд.

 

Слепота, росстань, разброд,

Снеговерть, солноворот.

 

Каждый брошен, изможден…

Саван гор – крупа с дождем.

 

Нет дорог! Лишь тать пройдёт…

Смерть под вечер песнь ведет.

Героика

 

Роса ран: кровяная гниль,

сизые мухи на вéках,

требуха из уст,

дристня по ляжкам и икрам.

 

Смертельный удар: отчий дом,

заря да звездная тишь,

грудные дети да сердечная подруга…

 

Бесстыдно гниющая кровь.

 

 

1 мая 1975

 

Яро взлаивает щенок;

гуркуют соседские голуби;

звучит Моцарт (по радио),

и «жизнь прекрасна».

Гол как сокол –

при задремавшей бабе

да кислой трубке,

слитые воедино

дитя и старец.

Час мира

и «культурного досуга».

Сияет небо.

Сияй же в славе,

блаженство жизни,

во веки вéка!

 

…А Сайгон захвачен!

 

 

Сон

 

Я вышел вон.

Я глянул в моря тьму и сон.

 

Там были пламя и пурга,

огнь вихря, мировая мга.

 

Тайфун, пожар, волноворот –

и сталь жестокая течет.

 

Я тихо вышел прочь;

глядел я

в огнесмертную ночь.

 

Йоанес Нильсен (род. 1953), современный фарерский поэт

Хочу, чтоб мне снились приличные сны

У меня аллергия на все прекрасное.

Благоуханная поэзия мне противна,

Мне по душе лишь слова, от которых исходит вонь.

Слова должны бить, как ток из электророзетки.

Цветы мне милы средь разводов бензина в мокрой грязи.

Я не знаю, из какого вещества сотканы сны,

Но хочу,

чтоб сны мои были приличными.

Такими, что ложатся в руку,

Словно женская грудь -

Или ручная граната.

 

Из сборника “Pentur”

 

© 1998-2017, Исландский клуб России